Все новости
Пандемия COVID-19

Датчане погорячились с норками. Или нет. Главное о пандемии из зарубежных СМИ

© EPA-EFE/MADS CLAUS RASMUSSEN
Так уж ли нужно убивать всех норок в Дании, сильно ли рискуют беременные и что дает надежду на коллективный иммунитет — в обзоре зарубежных СМИ

Если не важнейшая, то самая душещипательная новость недели — в Дании убьют всех норок, которых разводят ради меха. У животных обнаружили некую новую разновидность SARS-CoV-2. В правительстве Дании решили, что этот вариант коронавируса может сделать бесполезными разрабатываемые вакцины и привести к новой пандемии, так что уничтожение 15–17 млн зверьков выглядит меньшим из зол (в любом случае норкам не суждено прожить долгую счастливую жизнь). Но мнения экспертов разделились, пишут The Guardian и STAT.

Из заметки The Guardian следует, что решение датского правительства, скорее, верное. Вирусолог из Копенгагенского университета считает, что вариант вируса, которым заразились норки и как минимум дюжина человек, способен мутировать дальше и стать "совершенно неуязвимым", так что вакцины не помогут.

Другой вирусолог (из Нидерландов, где норок на фермах уничтожили еще раньше) считает, что данных недостаточно: неизвестно, о какой мутации идет речь, как неизвестно, что за вакцины у нас появятся. Тем не менее от резервуаров вируса лучше избавиться. Если норки и родственные виды легко инфицируют людей, то прогулка в лесу может закончиться повторным заражением еще до появления вакцины.

Вирусолог из Великобритании считает, что опасность в принципе существует, но она гипотетическая. Чтобы передаваться среди животных, вирусу нужно адаптироваться к рецепторам в их клетках, но из-за этого ему может быть труднее заразить человека. Четвертый ученый — из Финляндии — назвал решение датских властей чрезмерным. В Финляндии около 700 ферм, где разводят животных на мех, из них 150 — с норками, но нигде не было вспышек болезни. По его мнению, пока можно обойтись тестированием на вирус.

Эксперты, опрошенные STAT, тоже думают, что опасность преувеличена. Во-первых, неясно, о каких мутациях идет речь. Датчане только в четверг опубликовали полтысячи генетических последовательностей коронавируса, найденного у норок. Независимые ученые еще не успели с ними ознакомиться, но одна мутация почти никогда не делает вакцины бесполезными.  

Вирусы действительно перекидываются с животных на человека. Именно так началась нынешняя пандемия. Но с норками другая ситуация: для человека это уже не совершенно новый патоген. Эти и некоторые другие животные иногда заражают людей и поэтому опасны, однако маловероятно, что из-за них вирус станет для нас существенно вреднее.

Беременные — группа риска

Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) закончили большое исследование, которое показало, что у беременных женщин существенно выше риск осложнений и смерти от COVID-19, чем у тех, кто не ждет ребенка. Правда, этот риск все равно остается сравнительно маленьким, так как обычно эти женщины молоды и более-менее здоровы. Также из-за COVID-19 несколько чаще случаются преждевременные роды. Об этом пишет The New York Times.

Исследователи проверили 409 тыс. женщин в возрасте от 15 до 44 лет с подтвержденной коронавирусной инфекцией, у которых появились симптомы болезни. Из них 23 тыс. были беременны. Если раньше беременность считалась возможным фактором риска, то теперь ученые уверены, что так и есть.

По сравнению с женщинами того же возраста, происхождения и с примерно таким же состоянием здоровья беременные в три раза чаще попадали в палаты интенсивной терапии, им в три раза чаще требовалась искусственная вентиляция легких, в 2,4 раза — экстракорпоральная мембранная оксигенация (кровь пропускают через специальный аппарат, чтобы наполнить кислородом). Умирали беременные в 1,7 раза чаще, но все равно редко: на тысячу больных с симптомами — 1,5 умерших.

Также CDC опубликовали результаты еще одного исследования, в котором выясняли риск преждевременных родов у женщин с COVID-19. Выборка составила почти 4 тыс. человек. Раньше срока родились 12,9% детей, это немного больше среднего показателя по стране — 10,2%. На SARS-CoV-2 проверили примерно пятую часть новорожденных, вирус был обнаружен только у 2,6% из них, большинство зараженных — у матерей, которые болели в предшествующую родам неделю.

Беременным женщинам следует быть особенно осторожными: носить маски, избегать тех, кто их не надевает. Но они не должны пропускать плановые приемы у врача и вакцинации.

Надежда на коллективный иммунитет

С самого начала пандемии идут споры о коллективном иммунитете. Одни уверены, что не нужно мешать распространению вируса (во всяком случае, среди молодых и здоровых): когда переболеет некое критическое количество людей, пандемия закончится сама собой. Другие возражают: из-за этого будет слишком много жертв. А третьи опасаются, что защита от SARS-CoV-2 сохраняется недолго, поэтому коллективный иммунитет недостижим.

The Economist обработал данные из Италии: там, где весной пришлось особенно тяжело, осенью болеют COVID-19 сравнительно редко, то есть частичный коллективный иммунитет все-таки появляется.

В The Economist сопоставили количество новых случаев инфицирования, избыточную смертность и показатели мобильности людей, используя данные итальянского Национального института статистики, журналиста Исайи Инверницци (он раздобыл необнародованную информацию по Ломбардии) и Google.

Оказалось, что в муниципалитетах, где в первую волну пандемии избыточная смертность составила от 0,5% всех жителей, осенью регистрируют в три раза меньше случаев, чем в местах с избыточной смертностью, — 0,1%. Разницу можно было бы списать на то, что где-то люди стали реже выходить из дома, но мобильность менялась более-менее равномерно по всей Ломбардии.

The Economist интерпретирует свои выкладки осторожно. В июле в Бергамо антитела к коронавирусу нашли у 24% жителей — это как минимум втрое больше, чем в любой стране. Наибольшая избыточная смертность — в Испании, но она впятеро ниже, чем в Бергамо. Если попытаться ускорить выработку коллективного иммунитета без вакцины, это обойдется слишком дорого.

Подготовил Марат Кузаев