Все новости
Пандемия COVID-19

Куда может повернуть пандемия в 2021-м и позже. Главное о COVID-19 из зарубежных СМИ

© EPA-EFE/DEDI SINUHAJI
Сценарии развития пандемии, тревожный пример Израиля и предостережение насчет вакцин — в обзоре зарубежных СМИ

Пандемия COVID-19 точно не закончится в этом году, а вирус SARS-CoV-2, скорее всего, никуда не денется и после нее. О возможных сценариях на ближайшие месяцы и годы и о том, от чего они зависят, пишет Nature. Прогнозы основаны на нескольких компьютерных моделях и оценках экспертов.

Многие факторы способны повлиять на пандемию, но главный — иммунитет: долго ли он сохраняется после болезни или вакцинации. Прививки от кори и полиомиелита защищают десятилетиями, а от коклюша и гриппа не так долго. То же самое и с разными вирусами, но неясно, каков в этом плане SARS-CoV-2. Чтобы это понять, нужно долго наблюдать много людей.

  • Если вакцина не появится, иммунитет окажется нестойким, а число новых случаев так и будет расти, то вирус станет эндемическим (будет постоянно присутствовать среди людей примерно на одном уровне; эпидемией называют заметный рост числа случаев относительно этого базового уровня — прим. ТАСС). Аналогией служит малярия: ее можно предотвратить или вылечить, но ежегодно от нее все равно умирают 400 тыс. человек.
  • Если иммунитет вырабатывается, но сохраняется недолго, как с другими коронавирусами, OC43 и HKU1, то возможны ежегодные вспышки. Моделирование на основе данных по пандемиям гриппа показало, что болезнь может распространяться волнами или "тлеть" без выраженных пиков. Правда, пока SARS-CoV-2 не повторяет траектории вирусов пандемического гриппа.
  • Если иммунитет остается надолго, то вирус может вымереть. Но если он сохраняется два года (такова нижняя оценка ученых, которые строили модель, — прим. ТАСС), то будет казаться, что вирус исчез, а в 2024 году он вернется. В этом сценарии не учтены вакцины. Пока их нет, но какие-то, пусть не самые совершенные препараты, скорее всего, появятся. Другое дело, что их еще нужно будет произвести и дать нуждающимся.

Кроме иммунитета, важны и другие факторы.

  • В одних странах (Китае, Новой Зеландии, Руанде) ограничения позволили сократить число новых случаев, теперь там постепенно возвращаются к обычной жизни, отслеживая новые вспышки. В других, например США и Бразилии, ограничения отменили слишком рано или вообще не вводили — болеет все больше людей.
  • Похоже, маски, чистые руки и дистанция между людьми помогают избежать худшего развития событий. Но нужно, чтобы в общественных местах большинство вело себя осмотрительно.
  • Тесты, изолирование зараженных и отслеживание их контактов позволяет держать ситуацию под контролем, но только тогда, когда за несколько дней находят 80% контактировавших с больными. Это практически невозможно в местах, где счет инфицированных идет на тысячи. Проблема еще и в том, что по всему миру зараженных примерно в 12 раз больше, чем зарегистрированных случаев, так что риск заразиться намного выше, чем кажется.
  • Теплая летняя погода не остановила вирус в регионах с умеренным климатом, а зимой заражений, скорее всего, станет больше. В это время часто бывают вспышки болезней, которые вызваны другими респираторными вирусами. Считается, что в сухом воздухе вирусы лучше сохраняются, а еще этот воздух ослабляет защиту в дыхательных путях. Также зимой люди чаще остаются в помещении, где заразиться проще. Наконец, одновременные вспышки нескольких болезней могут быть особенно опасны.
  • Неясно, есть ли какая-то защита у тех, кто перенес другие коронавирусные инфекции. Известно, что в пробирке антитела к одному коронавирусу связываются с другим, но не обезвреживают его.
  • Регионам, где много пожилых людей, возможно, придется тяжелее на поздних стадиях эпидемии: там будет больше случаев COVID-19.
  • Пандемия закончится, когда выработается коллективный иммунитет, но ученые расходятся в оценке, сколько людей должно для этого переболеть или вакцинироваться. В статье дана вилка 55–80%, но встречается и более оптимистичный прогноз — 20%. Но кто бы ни оказался прав, пока переболели в лучшем случае считаные проценты.

Так открывать школы или нет?

В одном из прошлых обзоров СМИ шла речь о том, как в разных странах дети возвращаются в школы. Авторы статьи писали, что вопросов остается много, но высказывали осторожный оптимизм. Теперь The New York Times рассказывает о тревожных случаях в Израиле.

Первое время в Израиле успешно справлялись с пандемией. Страна быстро закрыла границы, а школьники и студенты стали учиться из дома. К началу мая число новых случаев сократилось с 750 до десятков в сутки. 17 мая школы полностью открылись, чтобы дети вернулись к обычной жизни, а родители — на работу.

Тогда министр образования распорядилась, чтобы ученики, начиная с четвертого класса, носили маски, часто мыли руки и находились на расстоянии хотя бы два метра друг от друга, а окна в школах были открыты. Но не во всех помещениях было достаточно места, потом ударила жара, родители стали жаловаться, что держать детей в масках бесчеловечно. Власти прислушались и разрешили четыре дня не закрывать лицо, а окна держать открытыми, чтобы включить кондиционеры.

Вскоре мать одного семиклассника позвонила его учителю и сказала, что тот сдал положительный тест на коронавирус. Через день в гимназии выявили еще один случай. Тогда ее закрыли, а всех, кто там был, отправили на двухнедельный карантин, но было поздно: заразились 154 ученика и 26 сотрудников.

После этого школы закрывали даже с одним-единственным выявленным случаем. До конца июня таких школ набралось 240, а 22,5 тыс. детей и взрослых попали на карантин, из них 977 заразились. В это время в Израиле регистрировали по 800 новых случаев в сутки, а еще через месяц — 2 тыс. в сутки.

Эксперты расходятся во мнениях, что предопределило вторую волну COVID-19: вместе со школами открылись торговые центры, рестораны, спортзалы и многие другие заведения. Но на носу новый учебный год — осталось мало времени, чтобы снизить риск новых вспышек.

На данный момент специалисты предлагают следующее:

  • ученики делятся на группы по 10–15 человек, которые остаются вместе на уроках, переменах и в обеденных перерыв;
  • каждый учитель связан только с одной группой;
  • члены разных групп не общаются друг с другом, а если кто-то заразился, то на карантин уходит только его группа;
  • уроки лучше разнести по времени, а старшеклассников — учить по интернету;
  • классы надо дезинфицировать и проветривать, парты — расставить подальше;
  • сотрудники носят маски, как и ученики, которые способны делать это правильно.

В Израиле решили, что в сентябре на занятия вернутся только ученики вторых классов и младше. Тех, кто старше, собираются разделить на группы по 18 человек, а с пятого класса учить будут в основном по интернету. Директора школ также могут вводить другие меры. Единственное, что власти не рассматривают, — полное закрытие школ.

Чем обернется плохая вакцина

Биохимик и молекулярный биофизик, автор книги об истории вакцин Майкл Кинч в колонке для STAT поделился своими опасениями насчет разрабатываемых вакцин против SARS-CoV-2. Несколько из них уже проходят третий этап клинических исследований, хотя обычно на это требуются годы или даже десятилетия. По мнению Кинча, если вакцина появится, то это будет достижение одного порядка с лунной программой "Аполлон".

Но если одобрить "сырой" препарат, последствия будут ужасные, причем они будут отзываться спустя годы, а то и через поколения:

  • неэффективная вакцина может поспособствовать распространению вируса, ведь люди будут думать, что они защищены и им не о чем беспокоиться;
  • разочаровавшись в одной вакцине, люди могут отказаться и от других, пусть они намного эффективнее и безопаснее. Из-за этого вернутся болезни, которые мы почти или полностью победили;
  • проверка требует времени, в том числе затем, чтобы убедиться: вакцина не вызывает хроническое воспаление или аутоиммунные болезни. Такие побочные эффекты могут подорвать здоровье на всю жизнь.

Кинча настораживает, что основные силы брошены на ДНК- и РНК-вакцины. Технологии в их основе сравнительно новые. Если одна из этих вакцин сработает, то можно надеяться, что сработают и другие. Но верно и обратное утверждение. Вдобавок о вакцине часто говорят так, будто одно средство спасет нас всех. Если оно не появится, то дух людей будет сломлен.

Вместо этого Кинч предлагает обдумать стратегию, где будут учтены краткосрочные и долгосрочные цели, в том числе вакцинация, усовершенствованная диагностика, существующие и новые способы лечения. Мы должны поддержать регуляторов, чтобы те в спешке не одобрили посредственные препараты.

Подготовил Марат Кузаев