Все новости

Во все легкие: помогает ли крик снять эмоциональное напряжение?

© MarinaP/Shutterstock/FOTODOM
В интернете множатся сайты с предложениями "прокричаться", чтобы облегчить стресс из-за событий 2020 года. И в них есть разумное зерно. Терапия криком действительно существует, причем ее проверили на себе Джон Леннон и Мик Джаггер

"Просто кричи" — так переводится на русский название сайта, который недавно запустил нью-йоркский учитель Крис Голлмар. Название соответствует содержанию: на странице опубликован номер, куда любой может позвонить и просто покричать в трубку. Зачем? "Вы можете быть несчастны, напуганы, разочарованы или взволнованы. Все это прекрасные причины позвонить", — поясняет надпись ниже. Звонок примет автоответчик, а крик будет записан и доступен на сайте.

Удивительно, но у проекта уже есть конкурент — рекламный сайт Министерства туризма Исландии, который предлагает не просто записать крик, а проиграть запись на природе через специальные колонки. И снова — намек на стресс, накопившийся из-за пандемии: "В этом году вы многое пережили, и, похоже, вам нужно идеальное место, чтобы избавиться от разочарований".

Да-да, мы действительно очень устали от этого безумного года и накопили много негатива. Но если отнестись к предложению всерьез — удастся ли сбросить весь груз отрицательных эмоций, если дать себе хорошенько проораться? 

Аристотель рекомендует

Одно из самых известных описаний крика в русской литературе принадлежит Ильфу и Петрову: "Крик его, бешеный, страстный и дикий, — крик простреленной навылет волчицы, — вылетел на середину площади, метнулся под мост и, отталкиваемый отовсюду звуками просыпающегося большого города, стал глохнуть и в минуту зачах". В финале романа "Двенадцать стульев" Воробьянинов кричит от отчаяния, когда осознает, что все его лишения и жертвы были напрасными.

Древнегреческие философы сказали бы, что в этот момент герой пережил катарсис — очищение души через страдание. Именно благодаря катарсису, считал Аристотель, нас привлекают трагические сюжеты: сопереживая героям, зритель испытывает сильные эмоции (аффекты) и тем самым изживает их в себе. Уже в XIX веке филолог Якоб Бернайс предположил, что на эту мысль Аристотеля натолкнули медицинские представления его эпохи, а также практики религиозных культов.

Бернайс обнаружил, что катарсисом греки называли и облегчение болезни благодаря лекарству, и искупление вины во время жреческого ритуала. Лекарство давало телу исцеление, изгоняя из него болезнетворное "вещество". Точно так же должен был действовать и обряд — вытягивать болезнь из души. Буйную душу можно было излечить такой же буйной песней или пляской.

От гипноза к первичному крику

Теория катарсиса получила второе рождение в психоанализе. Австрийский врач Йозеф Брейер лечил пациентов от истерии, под гипнозом заставляя их возвращаться к забытым травматическим ситуациям. В процессе пациент очень бурно реагировал на воспоминание (это называлось отреагированием травмы), а после пробуждения симптомы его невроза уходили. Позже этот метод перенял и развил Фрейд.

Фрейд был ученым и в духе времени мыслил механистически. Он считал, что человек — это биологическая машина, которая постоянно балансирует между напряжением и разрядкой. В пример он приводил гидравлическую систему, которой необходим сброс давления. В замкнутой системе давление может привести к взрыву — так и у человека эмоции, которые не находят выхода, могут вызвать взрыв. Или появиться в какой-то другой форме, например навязчивых действий или самоповреждения.

Еще дальше пошел его последователь Артур Янов. Его клиническая практика пришлась на "бурные 60-е" — расцвет интереса к экзотике и необычным способам самопознания. Однажды один из клиентов на групповом сеансе рассказал Янову о спектакле, где актер кричал со сцены "Мама!", приглашая публику повторять за ним. Янов заинтересовался и тут же предложил клиенту в качестве эксперимента сделать то же самое. В своей книге "Первичный крик" он описывает, что произошло потом.

"Начав выкрикивать требуемые слова, он заметно расстроился. Внезапно он рухнул на пол и принялся извиваться, словно в мучительной агонии. У него участилось дыхание, но он продолжал сдавленно выкрикивать: "Мама! Папа!" Эти слова вырывались из его горла почти непроизвольно, с непередаваемым хрипом. Казалось, он пребывает в коме или в гипнотическом трансе. Корчи уступили место мелким судорогам, и наконец несчастный испустил такой душераздирающий и громкий вопль, что дрогнули стены моего кабинета". Когда припадок миновал, клиент сказал: "Я сделал это! Я сам не знаю, что именно, но я могу чувствовать".

Сомнительная слава

Янов решил, что открыл прямой доступ к бессознательному, в котором хранятся все "скелеты" человеческой психики. Как и Фрейд, он видел в детских травмах главную причину нервных болезней. Но, в отличие от него, считал необходимым для исцеления буквально вернуть клиента в детство. И довольно радикальными способами.

Вначале пациента селили в отдельном гостиничном номере — "чем беднее, тем лучше", согласно Янову. У него отбирали антидепрессанты, обезболивающие и любые стимуляторы (кофе, сигареты, алкоголь), запрещали смотреть телевизор. Затем его на протяжении двух-трех часов расспрашивали о болезненных событиях из детства. Дальше уже расторможенного таким образом клиента побуждали дать волю своим чувствам — жаловаться, стонать, плакать вволю. И так, пока не произойдет кульминация — тот самый, вынесенный в заглавие, первичный крик.

Книга Янова стала бестселлером: больше 200 тысяч экземпляров были распроданы в первые два года после ее выхода. В основанный им институт в Лос-Анджелесе ежемесячно обращались несколько тысяч человек. Звезды рок-н-ролла Джон Леннон и Мик Джаггер восхваляли терапию "первичного крика" и способствовали его популярности среди своих поклонников. Считается, что альбом Леннона "John Lennon / Plastic Ono Band" был записан под влиянием пройденной им терапии.

Но коллеги раскритиковали метод Янова. Его упрекали в том, что он плохо разбирается в физиологии неврозов и недооценивает сложность психики. Специалистов смущало и то, что его работа отдавала сектантством. "Группы терапии первичного крика в настоящее время – организованный бедлам, – писал в статье об этом методе психолог Сэм Кин. – Во время сеанса этой терапии не менее 40-50 больных могут одновременно корчиться на полу". Американская психологическая ассоциация не нашла достаточных подтверждений эффективности метода Янова и в 2006 году объявила его "дискредитированным".

Разобраться не помешает

Современные исследования скорее говорят в пользу того, что копить в себе негативные эмоции может быть вредно. В 1992 году небольшое исследование, опубликованное в Скандинавском журнале гастроэнтерологии, показало, что сдерживание гнева связано с повышенным шансом заработать расстройство желудка. А исследование 2003 года с участием уже 23 тысяч мужчин показало, что у тех, кто чаще сдерживает гнев, выше риск сердечного приступа. Но такие парадоксальные методы разрядки, как крик или битье подушек, не обязательно пойдут на пользу.

"Форсированное выражение гнева и агрессивного поведения на психотерапии часто не приводит к снятию напряжения, а, напротив, увеличивает вероятность его повторения", – предупреждает заведующая лабораторией консультативной психологии и психотерапии Психологического института РАО Наталья Кисельникова. В 1999 году психологи Брэд Бушман и Рой Баумейстер провели целую серию экспериментов на эту тему. Оказалось, вымещение злости на нейтральным объекте (например, подушке) только подпитывало эмоцию. А вера в целительную силу катарсиса поощряла участников эксперимента проявлять агрессию.

Критики методов "взрывной" эмоциональной разрядки указывают на то, что простого высвобождения эмоций без работы с их причинами — недостаточно. Например, человек может жить в постоянном стрессе из-за убеждения, что должен во всем быть первым. Даже если разрядка криком принесет ему облегчение, сама установка никуда не денется и будет создавать новые сложности.

В случае постоянных гнетущих эмоций может быть полезнее присмотреться к ним, изучить их причины. Как показывают исследования, умение распознавать оттенки эмоциональных реакций и их значение (эмоциональная гранулярность) само по себе помогает справляться со стрессом. Например, такие люди менее склонны снимать напряжение алкоголем, у них реже диагностируют депрессию.

Антон Солдатов