Все новости
Пандемия COVID-19

Какие органы поражает коронавирус. Главное о пандемии из зарубежных СМИ

© Валерий Шарифулин/ТАСС
Что за осложнения бывают при COVID-19, кроме воспаления легких, почему разработать вакцину будет очень трудно и как в США решили лечить болезнь женскими гормонами — в обзоре зарубежных СМИ

Как известно, новый коронавирус часто вызывает пневмонию — воспаление легких. Но все больше данных указывает на то, что SARS-CoV-2 проникает и в другие части организма. "Болезнь способна напасть почти на что угодно в теле, и последствия разрушительны", — рассказал журналу Science кардиолог Харлан Крамхольц из Йельского университета.

  • Врачи в китайском Ухане заметили, что у десятков процентов госпитализированных с COVID-19 поражено сердце. В Италии одну женщину госпитализировали с подозрением на инфаркт: на это указывали и кардиограмма, и анализ крови, и отек с рубцами на сердце. Но ее артерии были в порядке, зато тест на коронавирус оказался положительным.  
  • При COVID-19 часто нарушается свертываемость крови — образуются тромбы. Оторвавшиеся тромбы способны закупорить артерии. Если это произойдет в легких, то разовьется легочная эмболия, которая симптомами частично напоминает пневмонию и часто приводит к смерти. А если тромб попадет в мозг, то будет инсульт.
  • Также инфекция может привести к сужению сосудов. Это объяснило бы, почему у пациентов опухают и болят пальцы. Также на суженные сосуды можно списать то, что при низком уровне кислорода в крови многие больные дышат нормально, хотя по идее должны задыхаться: просто дело не в заполненных жидкостью легких. Наконец, поражение сосудов дает понять, почему у диабетиков и гипертоников чаще бывают осложнения: их сосуды были не в лучшей форме еще до заражения.
  • Китайские врачи обратили внимание на кровь и белок в моче больных — это указывает на повреждение почек. У многих почки вовсе отказывают. Одно исследование показало, что те, у кого сильно пострадал этот парный орган, умирают от COVID-19 более чем в пять раз чаще.
  • У части пациентов с COVID-19 бывают припадки, энцефалит, кто-то теряет сознание, вкус и обоняние. Это говорит о том, что вирус может атаковать и мозг. Врачи, опрошенные Science, допускают, что перекинувшаяся на мозг инфекция способна нарушить рефлекс в ответ на кислородное голодание: поэтому-то больные не задыхаются.
  • Иногда у зараженных начинается диарея, рвота. РНК вируса находят в экскрементах, а китайские ученые обнаружили остатки SARS-CoV-2 в образцах из разных участков желудочно-кишечного тракта. Из этого можно допустить, что кал заразен, но никаких доказательств этому нет.
  • Еще у пациентов больниц нередко встречается конъюнктивит, поражение печени, желчного пузыря. Неясно, виноват ли в этом вирус. Насчет печени и желчного пузыря опрошенные Science эксперты сомневаются.

Впрочем, с другими органами полной уверенности тоже нет. SARS-CoV-2 проникает в клетки с поверхностным белком под названием ACE2, регулирующим кровяное давление. Грубо говоря, вирус напоминает репейник, который пристает к ворсинкам ткани, но не цепляется за резину. Клетки с ACE2 есть в носоглотке — с нее начинается инфекция — и в легких, но также в сердце, кровеносных сосудах, коре и стволе головного мозга, желудочно-кишечном тракте.

Даже если в органе или ткани нашли следы вируса, это еще не значит, что повреждение обусловлено именно им. Возможно, дело в цитокиновом шторме. Цитокины — это молекулы, участвующие в иммунном ответе. Когда уровень некоторых из них подскакивает, иммунная система, словно срываясь с цепи, нападает и на своих, и на чужих — начинается сильное воспаление. Одни врачи и ученые даже предлагают лечить больных препаратами, которые подавляют иммунную систему. Но другие опасаются, что это поможет вирусу.

Не исключено, что какие-то органы страдают не от самого вируса и не от иммунного ответа, а от недостатка кислорода. Или вирус меняет уровень гормонов. Или терапия приносит и пользу, и вред. Или дело в чем-то еще. Или во всем сразу. Но чем больше мы узнаем о SARS-CoV-2 и болезни, которую он вызывает, тем сильнее надежда, что с пандемией удастся справиться.

Трудности с разработкой вакцин

Биолог Роберт Базелл, поговорив с другими учеными, написал для сайта Nautilus о вакцинах, которые могли бы предотвратить COVID-19.  

Разработчики вакцин целятся в одно и то же место — белок на поверхности вирусных частиц. Этот белок придает SARS-CoV-2 сходство с короной, а главное — на нем есть участок, позволяющий вирусу прицепиться к белку ACE2 в человеческих клетках. Если натренировать иммунную систему с помощью вакцины, то она выработает антитела к этому белку и при встрече с вирусом сможет быстро его нейтрализовать. По идее.

Проблем несколько:

  • Хотя обычно антитела защищают от вирусов, не доказано, что это так в случае с SARS-CoV-2.
  • Руководитель Human Vaccines Project (что-то вроде Human Genome Project, в рамках которого в 1990–2000-х годах расшифровали ДНК человека; цель этого проекта — понять, как работает иммунный ответ, — прим. ТАСС) Уэйн Кофф считает, что для вакцины-кандидата есть вероятность где-то 6–10%, что она пройдет все этапы испытаний и будет одобрена. Разработка одной вакцины стоит от $1 млрд.
  • В лучшем случае вакцина будет готова за 18 месяцев. Неизвестно, куда к этому времени зайдет пандемия.
  • Вероятно, потребуются миллиарды доз. Если каждому человеку нужен будет не один, а, скажем, три укола, то необходимое количество доз увеличится еще на несколько миллиардов.
  • Уэйн Кофф опасается, что вакцина может вызвать чрезмерный иммунный ответ (с этой проблемой столкнулись несколько разработчиков вакцины против SARS-CoV-1, родственного вируса, который вызвал вспышку атипичной пневмонии в 2002–2004 годах; безопасная и эффективная вакцина против SARS-CoV-1 так и не появилась — прим. ТАСС). Для проверки потребуются крупные клинические исследования, что замедлит появление вакцины.
  • Из-за вируса в сосудах возникают тромбы — то же самое может спровоцировать вакцина.
  • Неясно, из кого набирать добровольцев для клинических испытаний.
  • Вакцина должна быть эффективна не только для молодых в богатых странах, но и для стариков, и для людей из стран развивающихся.
  • Мутации способны снизить эффективность вакцины. Правда, пока что участок, которым вирусные частицы цепляются за клетки, почти не изменился.

Есть разные подходы к разработке вакцин. Будет хорошо, если в рамках каждого подхода появится несколько вакцин-кандидатов, потому что невозможно заранее понять, какая получится удачной. Эксперты, опрошенные автором Nautilus, сходятся в том, что успех зависит от прежде невиданной международной кооперации.

Женские гормоны против COVID-19

Пока вакцины нет (и нет лекарства), врачи пробуют уже существующие средства, подчас — неожиданные: в США больных COVID-19 пытаются поднять на ноги женскими гормонами, пишет The New York Times. Идея проста. Замечено, что во всех странах мужчины чаще, чем женщины, болеют тяжело и умирают. Также известно, что гормоны эстрогены и прогестерон влияют на иммунную систему.  

Врач из лос-анджелесской больницы, где мужчин собираются лечить гормоном прогестерон, рассказала The New York Times, что только четверть пациентов в палатах интенсивной терапии — женщины. Также там обратили внимание, что у беременных болезнь обычно протекает легко, хотя их иммунная система подавлена (иначе организм мог бы отторгнуть плод — прим. ТАСС).

Но радоваться рано. Женщины умирают от COVID-19 реже мужчин в любом возрасте, даже тогда, когда гормоны почти перестают вырабатываться. Возможно, дело не в гормонах или не только в них. К примеру, мужчины чаще курят и реже моют руки, а и то и другое — факторы риска. Кроме того, отличия в работе иммунной системы мужчин и женщин обусловлены не только гормонами.

В США проведут два исследования. В первом поучаствуют и мужчины, и женщины старше 55 лет. На них проверят эстрогены. Для второго наберут только мужчин, им будут давать прогестерон. Оба гормона считаются безопасными, особенно если принимать их недолго. Правда, мужчины могут испытать непривычные ощущения вроде приливов жара и болезненности молочных желез.

Подготовил Марат Кузаев