Все новости

Российские археологи уперлись в Великую Бактрийскую стену. Исследование небольшой крепости привело ученых к пониманию, что она была лишь частью громадной оборонительной системы

Древняя пограничная крепость оказалась частью протяженной системы укреплений, пронизывавших всю границу обширного древнего царства Бактрии — исторической области на сопредельных территориях Таджикистана, Узбекистана и Афганистана.
Так сейчас выглядит пейзаж тех мест, где много тысяч лет назад стояла крепость Узундару Фото предоставлено Институтом археологии РАН
Описание
Так сейчас выглядит пейзаж тех мест, где много тысяч лет назад стояла крепость Узундару
© Фото предоставлено Институтом археологии РАН

Ученые Института археологии РАН вместе с Институтом искусствознания (Узбекистан) исследовали бактрийскую пограничную крепость Узундару и доказали, что она была частью большой фортификационной системы, прикрывавшей древнее государство в III веке до нашей эры от набегов кочевников. Соответствующий пресс-релиз поступил в редакцию «Чердака».

Древнее Греко-Бактрийское царство существовало в 250—125 годах до нашей эры и было одним из древнейших государств того времени. Особо выделял его среди соседей синтез восточных и западных культурных признаков — например, буддизма и типично эллинистических скульптур. Однако в силу гибели многих письменных источников, связанных с его историей, известно о нем довольно мало, что делает любые новые археологические находки весьма ценными.

В результате раскопок 2018 года ученые полностью вскрыли цитадель крепости и получили богатый археологический материал. Оказалось, что это первый и пока единственный образец восточной эллинистической крепости этого периода. Крепость поддерживала значительные гарнизоны на протяжении 150 лет подряд. История ее началась в IV веке до нашей эры, когда эта территория относилась к Бактрии, отдельной сатрапии Персидской империи. В 329 году до н.э. она вошла в состав империи Александра Великого, а после его смерти и войны полководцев Александра стала частью царства Селевкидов — самого крупного эллинистического государства на Востоке. При наместнике Диодоте царство стало самостоятельным.

Находки из Узундару
Описание
Находки из Узундару

Долгое время ученые придерживались разных точек зрения относительно северной границы Бактрии: одни предполагали, что она проходит по Амударье, другие придерживались версии, что границы проходили выше, по отрогам Гиссарских гор. Открытия и новые данные, полученные в ходе исследования крепости Узундара, поставили точку в этом почти вековом споре и доказали, что граница проходила по горам Байсуна — севернее Амударьи. Согласно новым раскопкам 2018 года, горные цепи стали естественной границей, проходы между которыми контролировались крепостями, связанными между собой в единую систему, условно названную участниками экспедиции «Великой Бактрийской стеной».

Частью этого оборонительного рубежа также является двухкилометровый сохранившийся фрагмент крепостной стены Дарбанд, полностью перекрывающей дорогу в Бактрию с северо-запада. Она лежит в семи километрах к северу от Узундары и перекрывает долину Шуробсая от горы Сусизтаг до горы Сарымас. В 2018 года археологи обнаружили, что все ущелья от Дарбанта до Узундары и далее в древности были перекрыты мощными стенами, форпостами, башнями и крепостями, которые представляли собой единую систему оборонительной линии. В районе Узундары были обнаружены части этой единой фортификационной системы, включающей куски стен от 100 метров до трех километров длиной. Они контролировали наиболее удобные для конного пересечения проходы через ущелья.

Чтобы полностью прояснить масштабы прилегающих к раскопанной крепости стен и сооружений, ученым пришлось провести ряд маршрутных разведок и фото- и видеосъемки с помощью квадрокоптера.

Находки из Узундару
Описание
Находки из Узундару

Узундара была узловым звеном в разветвленной системе фортификационных укреплений, выстроенных в период раннего эллинизма на границе региона по единому плану. Общая ее протяженность от горного пограничья Бактрийского царства до Амударьи — около 80 километров. Все крепости на рубеже могли обмениваться огневыми и дымовыми сигналами (костры, разжигаемые на сигнальных башнях), и вся эта система имела единое командование. Все узловые крепости Великой Бактрийской стены одинаковы по материалу постройки, по их размерам и по манере обработке камня. Таким образом, их строили в одно время и по одному плану.

Как предполагают исследователи, в начале III века до нашей эры в крепости был расквартирован гарнизон греко-македонян, который выполнял две функции: охранял оазисы Северной Бактрии от набегов кочевников и защищал власть селевкидов в регионе. Такие крепости, которые представляли собой укрепленную погранзаставу и располагались на стратегических участках обширной державы Селевкидов, назывались фрурионы. Раскопки 2018 года позволили ученым точно определить время постройки крепости Узундары. Это примерно 295—290 годы до нашей эры, время правления Антиоха I, самое начало становления Селевкидского государства.

Крепость была обитаемой примерно 150 лет. Исследователи выделили три стратиграфических этапа в жизни крепости: первый — строительство и начало обживания крепости, датируемое монетами Антиоха I (281—261 гг. до н.э.), второй — период масштабной перепланировки и ремонтов времени Евтидема I (ок. 235—200 гг. до н.э.); третий — гибель крепости во время правления Евкратида (171 г. до н.э. — 166 г. до н.э.). Установлено, что крепость состояла из четырехугольника ромбовидной формы, треугольной цитадели (филактериона), окруженной мощными двойными стенами с внутренней галереей шириной около девяти метров, и выносных стен, которые были укреплены. Внутренняя галерея шла от внешних входных ворот основной части крепости к воротам самой цитадели. Входы в них находились не на одной линии, и если противник взял бы первый рубеж обороны, то ему пришлось бы идти ко вторым воротам, обратясь боком к стреляющим в него солдатам из гарнизона цитадели. Всего в Узундаре 13 прямоугольных бастионов-башен, три из которых также были выносные.

Филактерион, центральная часть крепости, был укреплен тремя угловыми башнями и двумя бастионами с ложными стенами, маскирующими вход в крепость и затрудняющими ее обстрел. Вдоль крепостных стен на юго-западной стороне, обращенной к ущелью, то есть в сторону предполагаемого противника, находилась галерея, разделенная перегородками на отдельные помещения, в которые можно было попасть изнутри филактериона через три калитки. Основу филактериона составлял скальный комплекс — помещение с двумя объемными подвалами. Один из них, размерами 10 на 5 метров и глубиной 4 метра, был изнутри обшит свинцовыми пластинами. Обычно в таких подвалах кроме запаса продовольствия был и крупный ледник. Он предохранял продовольствие от порчи, а по мере его таяния гарнизон получал из него воду, столь нужную в период осады.

Среди прочего найдены и следы штурма, уничтожившего крепость через 150 лет после ее строительства. Среди следов — более 200 стреляных наконечников стрел и боевых дротиков. Предполагаемое место боя расположено к востоку от крепости, то есть нападавшие кочевники сначала прорвали Великую Бактрийскую стену где-то в другом месте, а уже затем, с тыла (и, возможно, благодаря этому внезапно), обрушились на гарнизон Узундары.

Воины, защищавшие Узундару, носили доспехи — во внутристенном помещении юго-западной крепостной стены археологи обнаружили панцирные пластины и два правых железных нащечника от шлемов. Эти находки чрезвычайно важны: по сути, само существование железных нащечников для доспехов эллинского типа — сенсация, так как до этого встречались лишь фрагменты из бронзы. Находки могут означать, что вооружение эллинистического типа эволюционировало не только из-за заимствований из Эллады, но и модифицировалось восточными оружейными центрами так, как сами греки его не модифицировали.

Кроме оружия археологи собрали большое количество керамики, а также богатую нумизматическую коллекцию — около 200 монет очень хорошей сохранности от монет Антиоха I и всех правителей Греко-Бактрийского царства до Диодота до Гелиокла. Монеты разного номинала — от крупных серебряных драхм до медных лепт. Такое разнообразие монет доказывает, что Бактрия в самом начале формирования царства Селевкидов входила в систему развитого денежного обращения. Большое количество монет и керамики, а также то, что они были найдены на непотревоженном памятнике, в стратификационных слоях, впервые позволяют понять, как изменялась материальная культура Бактрии под эллинским влиянием от самого начала завоевания Александра до падения государства Селевкидов.

На протяжении полутора сотен лет греческая культура на Востоке практически не менялась: одни и те же формы керамических сосудов, рыбных тарелочек, чаш существуют в почти неизменном виде. Поэтому многие исследователи отказываются от возможности проследить изменения внутри этих полутора сотен лет. Новые данные впервые позволяют решить эту сложную проблему и детальнее понять, что именно происходило в жизни Греко-Бактрийского царства.

 Иван Ортега