Все новости

Предубеждения против обезображенных лиц отследили на уровне мозга. При этом предварительный тест никаких явных предубеждений у респондентов против шрамов и ожогов не выявил

Неврологи из Университета Пенсильвании решили проверить существование стереотипа о том, что люди с обезображенными лицами и чем-то плохи. Для этого они провели тесты с группой добровольцев и выяснили, что люди непроизвольно испытывают к людям со шрамами, ожогами и другими явными недостатками лица меньше эмпатии, причем этот эффект сильнее у мужчин-респондентов, чем у женщин.

И повседневный жизненный опыт, и многочисленные исследования подтверждают, что люди с красивыми лицами кажутся окружающим более приятными, благонадежными и лучше интегрированными в общество. Корреляция привлекательности и позитивных черт, которыми наделяют привлекательных людей, образует стереотип «красивый — значит, хороший».

В то же время исследования показывают, что люди с недостатками лица кажутся респондентам менее привлекательными, их стараются избегать в общении, их внешние недостатки также ассоциируются окружающими с несчастьем, низким интеллектом, непопулярностью и в целом незавидной ролью в обществе.

Кроме того, это распространенный стереотип в массовой культуре. Например, лица многих кинозлодеев обезображены: Шрам из «Короля льва» (шрам на морде), Фредди Крюгер (сильные ожоги и лишенные кожи участки ткани), Герцогиня из «Алисы в стране чудес» (непропорционально крупная голова) и т.д.

Поэтому ученые  решили проверить, существует ли стереотип «уродливый — значит, плохой», или неприятие обезображенных лиц является «нулевым» эффектом стереотипа «красивый — значит, хороший».

Для этого они отобрали 79 добровольцев (55 женщин, 24 мужчины), которые сначала прошли тест подсознательных ассоциаций. Такие тесты широко используются в когнитивной психологии для выявления неявных внутренних установок (implicit association test, IAT), о которых сами люди могут не догадываться. Испытуемым показывали на экране серию фотопортретов людей с недостатками лица (шрамами, ожогами, параличом и т.п.) и тех же людей, но уже после операции, исправившей недостаток. Участник теста должен был быстро, не думая, нажимать одну из двух клавиш, относящих изображение к категории «хорошо» либо «плохо».

Затем участники ответили на специальный опросник явных предубеждений (explicit bias test, EBT), где им предлагалось ответить на прямые вопросы: как они относятся к людям с недостатками лица, есть ли у них самих такие недостатки, как часто им приходится сталкиваться с людьми с такими недостатками и т.п. Опросник никаких специфических предрассудков у респондентов не выявил. Однако первый тест, который определял наличие неявных внутренних установок, показал, что такие предубеждения у респондентов все же были: людей с некрасивыми лицами чаще относили к «плохой» категории, причем более выраженным эффект был у мужчин-респондентов.

Затем 31 участник исследования прошел через фМРТ-сканирование мозга в то время, как ему показывали тот же набор фотографий. Ученые смотрели, какие зоны активизировались во время их просмотра. Оказалось, что во время просмотра лиц с недостатками активизировались зрительные области мозга, например затылочно-височная часть коры, зато уменьшалась активность областей, связанных с эмпатией, таких как передняя поясная извилина и медио-префронтальная кора.

Усиленная активация (красный и желтый) и деактивация (синий и зеленый) различных зон мозга в ответ на изображения обезображенных лиц
Описание
Усиленная активация (красный и желтый) и деактивация (синий и зеленый) различных зон мозга в ответ на изображения обезображенных лиц

Ученые предположили, что дезактивация передней поясной извилины говорит о подавлении эмпатии и свидетельствует о возможном нервном механизме, лежащем в основе дегуманизации. Иначе говоря, обладателей обезображенных лиц респонденты непроизвольно дегуманизировали и, соответственно, в меньшей степени могли проявить к ним какое-либо сочувствие. В предыдущих исследованиях аналогичные нервные реакции у испытуемых проявлялись при виде наркоманов и бездомных.

 Евгения Щербина