Все новости

Июль 2019 года назвали самым жарким месяцем в истории. Он побил предыдущий рекорд, который был зафиксирован в июле 2016 года

Всемирная метеорологическая организация объявила, что, по предварительным данным, средняя температура июля 2019 года повторила или даже превзошла рекорд июля 2016 года. До этого именно его ученые считали самым жарким месяцем за всю историю наблюдений.

Новые данные наблюдений с климатических станций по всему миру указывают, что средняя температура июля 2019 года на планете в целом не опускалась ниже 16,6 °C. Это на 1,2 °C выше, чем средняя июльская температура в доиндустриальную эру (то есть до 1750-х). Специалисты программы «Коперник» Службы по контролю за изменением климата отмечают, что это на 0,56 °C выше, чем средняя температура между 1981 и 2010 годами. Таким образом, по предварительным данным, текущий июль сравнялся или даже побил показатели предыдущего рекордсмена — июля 2016 года.

Это вызвало острую реакцию политиков. В частности, Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш (António Guterres) в связи с этим отметил: «Температурные рекорды побиты на территории от Дели до Анкориджа (Аляска), от Парижа до Сантьяго (Чили), от Аделаиды (Австралия) до полярного круга. Если мы не предпримем действий по борьбе с изменением климата сейчас, эти экстремальные погодные явления окажутся лишь вершиной айсберга... Предотвращение необратимого изменения климата — это гонка <...> во имя наших жизней».

Эта реакция вызвана тем, что наиболее сильная жара в прошедшем июле стояла именно в Европе. В Великобритании температура впервые в истории наблюдений достигла 38,7 °C, в Германии — превысила 42,6 °C, в Нидерландах и Бельгии также были побиты исторические рекорды высоких температур. Из-за жары на Рейне осложнилось движение барж с большой осадкой, в результате чего часть из них простаивает — двигаются по реке только баржи с малой осадкой, а значительное количество грузов отправляют железной дорогой, что несколько дороже. Другая особенность необычайно жаркого июля, освещаемая в западных СМИ, — заметное число смертей от повышенных температур. Например, во Франции от них погибло четыре человека.

Если же обратиться к фактам, то нельзя не отметить, что есть и регионы, где температуры не были особенно велики. Это относится, в частности, и к европейской части России. Впрочем, в силу ее низкой вовлеченности в политическую активность по климатической повестке дня, факт этот закономерно остался вне поля зрения западных политиков.

Читайте также: Апокалипсис послезавтра. Какие климатические беды пророчит новый доклад МГЭИК и что делать, чтобы их пережить

Традиционно наивысшая смертность в Европе (и России) отмечается в зимние месяцы. Например, в Лондоне в декабре — марте среднесуточно гибнет на 19% больше людей, чем в апреле — ноябре. Основная причина этого — низкие для Западной Европы и Австралии температуры. Они дают дополнительную нагрузку на сердечно-сосудистую систему человека, что повышает смертность от соответствующих заболеваний именно в холодные дни. Вторая по значению причина — это более высокая частота инфекционных заболеваний и осложнений от них, также связанная с низкими зимними температурами. Например, в зиму 2017/2018-го количество избыточных смертей (от холодных температур) в Англии и Уэльсе превысило 50 000 человек. В обычную зиму, более мягкую, количество избыточных смертей холодного сезона в Англии и Уэльсе составляет 35 000 в год.

Более того, даже в странах с климатом куда теплее европейского низкие температуры — очень значимая причина смертности. Например, в Австралии ежегодно случается по 33 смерти на 100 000 человек от низких температур, и лишь 2 на 100 000 — от высоких. Для более холодных стран это соотношение еще заметнее: в Великобритании от низких температур ежегодно умирает 61 человек на 100 000, а от высоких — лишь 3 на 100 000. Поэтому по мере интенсификации глобального потепления общая «погодная» смертность в той же Великобритании снижается и будет снижаться в будущем. Однако за пределами научного сообщества эти факты, как правило, никому не известны, поэтому никак не влияют на восприятие глобального потепления в СМИ и, тем более, на то, как его воспринимают политики, традиционно далекие от научного сообщества.

Вероятно, это относится и к России, ведь низкие температуры в ней случаются несколько чаще, чем, например, в Австралии. Но достоверно об этом сказать ничего нельзя, поскольку отечественная наука не занимается исследованием связи климата и смертности населения в той же мере, что и западная.

 Иван Ортега