Все новости
Фрагменты новых книг

Почему дантистов часто зовут Деннис? Отрывок из книги "Инкогнито. Тайная жизнь мозга"

Дэвид Иглмен
© Kimberly White/Getty Images for New York Times
В издательстве "Манн, Иванов и Фербер" выходит книга Дэвида Иглмена о том, как мозг делает нас людьми — и загадками для самих себя. ТАСС публикует отрывок о скрытых предрассудках и эгоизме

Последние 20 лет нейробиология претендует на то, чтобы дать если не окончательные, то лучшие ответы на вопросы о человеческой природе, как когда-то — религия, философия, психология, а еще недавно — генетика. Мы — это наш мозг, и стоит разобраться в его устройстве — мы поймем, что собой представляем.

Во всяком случае, так проповедуют популяризаторы нейронаук, авторы книг о саморазвитии, преподаватели на курсах по гармоничному развитию обоих полушарий, так называемые рационалисты и просто шарлатаны, которые хотят придать себе респектабельности. Да и обычные люди нет-нет да и ввернут в разговор что-нибудь многозначительное про мозг. Самые разные стороны жизни сегодня нейрологизированы.

Молодой ученый и предприниматель Дэвид Иглмен, написавший книгу "Инкогнито. Тайная жизнь мозга", тоже считает, что истина о человеке скрыта где-то в нервной системе. Но он отдает отчет, что существующие инструменты нейробиологов далеки от совершенства. О лучшем из них, функциональной магнитно-резонансной томографии, Иглмен пишет: "Строить нейроизображения в современном виде — все равно что попросить астронавта выглянуть из иллюминатора космического корабля и оценить, что делает Америка".

В рецензии на другую книгу, "Быть мозгом: создание церебрального субъекта", в последнем номере журнала "Логос" философ Александр Писарев, подводя промежуточные итоги исследований мозга, указывал, что нейронаучные объяснения психологических процессов — это всего лишь сопоставление поведенческих данных и данных с приборов, а в худшем случае — просто описание этих процессов с упоминанием об участии в них мозга.  

Но пусть эти сведения проясняют меньше, чем хотелось бы, слушать их все равно интересно. Просто нужно держать в уме их ограничения.

Как узнать, не расист ли вы

Мы часто не знаем, что скрыто в глубинах нашего подсознания. Рассмотрим пример самой уродливой формы — с расизмом.

Пусть ситуация такова: белый владелец компании отказывает в работе черному кандидату, и дело доходит до суда. Работодатель настаивает, что у него и в мыслях нет никакого расизма, а кандидат утверждает обратное. Судья в замешательстве: как кто-то вообще может узнать, какого рода предрассудки скрыты в подсознании людей, воздействуя на их решения, если они не знают о них осознанно? Люди не всегда говорят то, что думают, в частности, потому, что люди не всегда знают, что думают. Как иронизировал Эдвард Морган Форстер: "Откуда мне знать, о чем я думаю, пока я не услышу, что говорю?"

Но если кто-либо не желает говорить, есть ли способы узнать, что делается в подсознании? Есть ли способы разнюхать наши скрытые представления, наблюдая поведение?

Представьте себе, что вы сидите перед двумя кнопками, и вас просят нажать правую кнопку каждый раз, когда на экране вспыхивает положительное слово (радость, любовь, счастливый и так далее), и нажать левую кнопку — когда вы видите отрицательное слово (ужасный, мерзкий, неудача). Довольно незамысловато. А теперь задание немного изменяется: нажимайте правую кнопку каждый раз, когда вы видите фотографию толстого человека, и левую — когда вы видите снимок тощего человека. Снова вполне легко. Но в следующем задании объекты объединяются: вас просят нажимать правую кнопку, когда вы видите положительное слово или толстяка, а левую кнопку — когда вы видите отрицательное слово или тощего человека. В другой группе испытаний вы делаете то же самое, но пары обмениваются местами — теперь вы нажимаете правую кнопку при отрицательном слове или тощем человеке.

Результаты могут встревожить. Время реакции испытуемых уменьшается, когда подсознательно у них такие пары сильно ассоциируются между собой. Например, если в подсознании испытуемого люди с избыточным весом связаны с отрицательными ассоциациями, то он реагирует быстрее на снимок толстого человека, когда такая реакция связана с той же кнопкой, что и отрицательное слово. При испытаниях, когда связь была противоположной (тощие и плохие), субъектам исследования требовалось больше времени — вероятно, по той причине, что соединять в пары было труднее. Этот эксперимент можно модифицировать, чтобы измерять скрытое отношение к расам, религиям, гомосексуализму, цвету кожи, возрасту, инвалидности и кандидатам в президенты.

Еще один способ вытащить скрытые предрассудки — простое измерение пути, которым участник эксперимента двигает курсор. Представьте, что в начале ваш курсор находится в нижней части экрана, а в верхних углах экрана размещены кнопки "нравится" и "не нравится". В середине появляется какое-то слово (например, название какой-то религии), и вам дано указание как можно быстрее двигать мышь к соответствующему ответу — нравятся или не нравятся вам люди этого вероисповедания. Вы не знаете, что точная траектория движения мыши записывается — во всех точках и в любой момент времени. Проанализировав путь, который проходила мышь, исследователи могут определить, не начала ли ваша моторная система двигать курсор к одной кнопке до того, как прочие когнитивные системы вмешались и направили мышь к другому ответу. Таким образом, если вы ответили, скажем, "нравится" для определенной религии, могло оказаться, что ваша траектория чуть дернулась в сторону кнопки "не нравится", а только потом встала на путь более социально приемлемой реакции.

Даже люди, уверенные в своем отношении к различным расам, полам и религиям, могут быть удивлены — и шокированы — тем, что таится в их мозгах. И подобно остальным формам скрытых ассоциаций, эти предрассудки недоступны для осознанного самоанализа.

Как я люблю тебя? Дай мне посчитать буквы j

Давайте посмотрим, что происходит, когда два человека любят друг друга. Здравый смысл говорит нам, что людей влечет друг к другу по различным причинам, включая жизненные обстоятельства, чувство понимания, сексуальную притягательность и взаимное восхищение. Разумеется, механика бессознательного не участвует в выборе партнера. Или участвует?

Представьте, что вы натолкнулись на своего приятеля Джоэла, и он рассказал вам, что нашел любовь всей жизни — женщину по имени Дженни. Вам это кажется забавным, потому что ваш друг Алекс только что женился на Анне, а Донни без ума от Дэйзи. Есть ли что-то в этом совпадении букв? Подобное тянется к подобному? Вы считаете это безумием: на важные жизненные решения — например, с кем вы проведете свою жизнь — не может влиять такая смехотворная вещь, как первая буква имени. Возможно, такие аллитерационные сочетания — просто случайность.

Но это не случайность. В 2004 году психолог Джон Джонс с коллегами изучили пятнадцать тысяч записей о заключении брака в округе Уокер (штат Джорджия) и округе Либерти (штат Флорида). Они обнаружили, что люди действительно чаще вступают в брак с теми, у кого с ними совпадает первая буква имени, чем следовало бы ожидать, если бы дела обстояли случайно.

Но почему? В реальности дело не буквах. Дело в том, что такие партнеры как-то напоминают людям о них самих. Люди склонны любить в других собственные отражения. Психологи интерпретируют это как подсознательную любовь к себе или, возможно, комфортное состояние при наличии знакомых объектов, и называют это скрытым эгоизмом.

Скрытый эгоизм связан не только с партнерами по жизни — он также влияет на то, какие товары вы предпочитаете и покупаете. В одном исследовании участникам предлагали для дегустации два (вымышленных) бренда чая. При этом первые три буквы в названии одного из брендов совпадали с тремя первыми буквами имени испытуемого; то есть человеку по имени Томми могли предложить марки чая с названиями "Томева" и "Лаулер". Участники пробовали чай, чмокали губами, внимательно рассматривали оба предложения, но почти всегда выказывали предпочтение бренду с названием, частично совпадавшим с их именем. Неудивительно, что Лаура выбирала чай под названием "Лаулер". Испытуемые не осознавали в явном виде связь с буквами; они просто верили, что этот чай лучше. В реальности обе чашки наливали из одного чайника.

Мощь скрытого эгоизма выходит за рамки вашего имени, она может отражать и другие ваши произвольные характеристики, например, день рождения. В одном университетском исследовании студентов просили прочитать эссе о Григории Распутине. В эссе упоминался день рождения Распутина, при этом в текстах для половины студентов он указывался таким, что совпадал с днем рождения читателя, а для второй половины испытуемых использовался день рождения, не совпадающий с их собственным; в остальном эссе были идентичными. После прочтения учащихся просили ответить на несколько вопросов — что они думают о Распутине как о человеке. Более высокие оценки давали те, кто считал, что родился с Распутиным в один день. Он им просто больше нравился — без осознания причин, почему это так.

Магнетическая сила подсознательной любви к себе простирается шире ваших предпочтений в отношении предметов и людей. Невероятно, но она может неуловимо влиять также на то, где вы живете и что вы делаете. Психолог Бретт Пелхэм с коллегами проверили данные о населении и обнаружили, что люди, родившиеся 2 февраля (02.02) непропорционально часто переезжают в города, в названии которых есть намек на число 2, например, Твин-Лэйкс (штат Висконсин). Людей, родившихся 03.03, с точки зрения статистики слишком много в местах вроде Три-Форкс (штат Монтана), а людей с днем рождения 06.06 — в таких местах, как Сикс-Майл (штат Южная Каролина), и так далее — для всех дней рождения и городов, которые авторы смогли найти. Посмотрите, насколько это удивительно: ассоциации с числами в произвольных датах рождения людей могут быть настолько существенными, что могут повлиять на выбор местожительства, пусть и незначительно. И снова бессознательно.

Скрытый эгоизм может также оказать воздействие на то, чем вы предпочтете заняться в жизни. Проанализировав сведения о профессиональном членстве, Пелхэм с коллегами установили, что люди с именем Дениз или Деннис непропорционально часто становятся дантистами, люди с именами Лаура или Лоуренс — юристами, а Джордж или Джорджина — геологами. Они также обнаружили, что у владельцев кровельных компаний с большей вероятностью первым инициалом будет R, а не H, в то время как у владельцев магазинов строительных материалов, наоборот, имя с большей вероятностью будет начинаться на H, а не на R. Еще одно исследование в профессиональных базах со свободным доступом установило, что врачи непропорционально часто имеют фамилии, в которых есть фрагменты doc, dok или med, в то время как фамилии юристов с повышенной частотой включают буквосочетания law, lau или att.

Как ни безумно это звучит, но эти результаты превзошли уровень статистической значимости. Эффекты невелики, но они подтверждаются. На нас воздействуют стимулы, к которым мы имеем мало доступа и в которые мы бы никогда не поверили, если бы статистика не обнаружила их.