Все новости

Умер один из "отцов" дефибриллятора. Как его изобретение ежегодно спасает тысячи жизней

Бернард Лаун
© Suzanne Kreiter/The Boston Globe via Getty Images
Кардиолог Бернард Лаун скончался во вторник на 100-м году жизни. Его главное достижение — прибор, без которого сегодня не обходится ни одно отделение реанимации. Рассказываем, как он работает, в чем заслуга Лауна и почему европейцы знакомятся с дефибрилляцией на курсах первой помощи

Сцена, которую каждый наверняка видел в кино или по телевизору: героя без сознания везут в больницу, и там у него случается остановка сердца. Врач кладет два пластиковых "утюжка" на грудь, кричит "разряд!" — тело дергается, и на мониторе появляются первые робкие сигналы. Выглядит эффектно, но что на самом деле делает этот чудо-прибор?

Мышцы спотыкаются

Чтобы оценить, что именно сделал доктор Лаун для медицины, стоит привести несколько печальных фактов. Уже много лет ведущая причина смерти в экономически развитых странах — ишемическая болезнь сердца. Причем более чем в 60% случаев смерть наступает из-за внезапной остановки сердца. Это может случиться в любом месте, в любое время.

В фильмах и сериалах, если действие происходит в отделении реанимации, остановку сердца обозначают прямой линией на электрокардиограмме и зловещим писком. Именно после этого в палату вбегают врачи с "утюжками". На самом деле 90% остановок сердца начинаются с нарушения ритма, который выглядит как хаотичные, нерегулярные всплески разной длины и высоты.

Что это значит? Представьте сороконожку, которой, чтобы идти в нормальном темпе, нужно четко координировать свои движения. Если часть ног запинаются и идут невпопад, она может упасть. В сердце происходит нечто похожее. В норме все его части работают в определенном ритме, чтобы прокачивать кровь по сосудам. Но бывает, что мышечные волокна (они называются фибриллы) начинают сокращаться не в такт и слаженного толчка не получается — возникает фибрилляция.

Есть распространенное заблуждение: дефибриллятор применяют при полной остановке сердца — на манер ключа, который может снова завести его. На самом деле он эффективнее всего, когда фибрилляция только началась. Короткий электрический импульс дает органу встряску, чтобы выровнять ритм и не дать "мотору" заглохнуть.

По следам Джона Сноу

Фанаты "Игры престолов" вспомнят сцену, где одного из героев, Джона Сноу, возвращают к жизни при помощи магического ритуала. По иронии судьбы так же звали и одного из пионеров реаниматологии. В 1841 году британский врач Джон Сноу прочел в Вестминстерском медицинском обществе доклад "Об асфиксии и оживлении мертворожденных". В нем он рекомендовал в случае неэффективности других мер использовать нанесение электрических разрядов в область грудной клетки новорожденного.

В то время "животное электричество" (гальванизм) было очень популярным. В конце XVIII века псевдоученые даже зарабатывали деньги, показывая фокусы с мертвыми лягушками, к ногам которых прикладывали электроды. Конечности начинали дергаться, и это выдавалось за оживление трупов. Но параллельно с этими трюками накапливались и случаи вполне реального оживления при помощи тока.

В 1774 году лондонец мистер Сквайерс (имя его история не сохранила) увидел, как из окна дома напротив выпала трехлетняя девочка. Аптекарь осмотрел ее и заключил, что девочка мертва. Но Сквайерс, который увлекался "животным электричеством", уговорил родителей попробовать свой метод. Он принес из домашней лаборатории электрический конденсатор и стал прикладывать провода к разным частям тела девочки. После нескольких разрядов в области грудной клетки Сквайерс ощутил еле уловимую пульсацию. Вскоре у девочки появилось дыхание, и через несколько минут она смогла встать.

Но вплоть до XX века этот метод считался ненадежным и опасным. Лишь один хирург, Пол Золл, использовал ток во время операций на открытом сердце. Нередко это приводило к смерти больного. Статьями Золла и заинтересовался Бернард Лаун в конце 1950-х годов. С помощью опытов на животных он определил импульс тока, который был безопасен для сердца и в то же время прекращал фибрилляцию. Вместе с инженером Барухом Берковицем он спроектировал первый прибор для дефибрилляции.

Реанимировать может каждый?

Создание дефибриллятора не просто позволило радикально сократить число смертей от остановки сердца. Оно открыло огромные возможности для кардиохирургии. Ведь с помощью тока серде можно не только перезапустить, но и на время приостановить. А это необходимо, если нужно, например, перешить сосуды и пустить кровь в обход закупоренных коронарных артерий.

В последние десятилетия, с развитием технологий автоматизации, использование дефибриллятора стало частью не только медицины, но и первой помощи. Дело в том, что примерно восемь из десяти случаев остановки сердца происходят вне больницы — дома или на улице. А дефибрилляция эффективна только в первые три — пять минут. В последние десятилетия для таких случаев были созданы полностью автоматические наружные дефибрилляторы (АНД).

АНД в международном аэропорту О’Хара AP Photo/Charlie Bennett
Описание
АНД в международном аэропорту О’Хара
© AP Photo/Charlie Bennett

Обычно они выглядят как небольшие чемоданчики на аккумуляторном питании. При активации они сами берут на себя руководство процессом. Записанный голос сообщает, куда и как крепить электроды, анализатор сердечного ритма сообщает, нужен ли разряд, затем голос предупреждает о подаче тока. В 2004 году американское Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств разрешило использование АНД в домашних условиях.

Сейчас в Европе и США места, где бывает много людей — аэропорты, вокзалы, торговые центры, офисные здания, — оборудованы АНД. Стратегия Heart Save City ("Город безопасного сердца") устанавливает частоту установки АНД и технические требования к ним. При слаженных действиях прохожих применить их удается в считаные минуты. А в Швеции даже придумали доставлять аппараты по воздуху в труднодоступные места — с помощью дронов.

Безопасность прежде всего

В России АНД также есть в некоторых аэропортах и парках. Но по закону они относятся к медицинскому оборудованию, и пользоваться ими могут только врачи. А это значит, что возможная польза от их установки снижается в разы. Для сравнения: риск выживаемости у людей с остановкой сердца составляет 38% при применении АНД случайными свидетелями и 22% — прибывшими медиками.

Законопроект, который разрешил бы немедикам использовать АНД, был внесен в Госдуму еще три года назад. В 2019 году он был принят в первом чтении. Но дальше он столкнулся с двумя проблемами. Во-первых, нет четких требований для мест, где должен находиться прибор, технических требований к самим устройствам, их хранению и использованию. Во-вторых, есть уже упомянутые ограничения в той части закона, которая касается первой помощи.

Депутаты предложили доработать закон, разделив "первую помощь" на два вида — "базовую" и "расширенную". Например, для "расширенной" будет требоваться обучение на курсах, где человек может познакомиться с устройством дефибрилляторов и работе с ними. Сейчас эта часть включена, например, в модуль "Сердечно-легочная реанимация" Российского Красного Креста.

А Бернард Лаун, кстати, был награжден Нобелевской премией. Но не за свое открытие, а за усилия по пропаганде ядерного разоружения. В 1980 году он вместе с советским коллегой Евгением Чазовым (позже он стал министром здравоохранения) основал Международную организацию врачей за предотвращение ядерной войны, которая существует и сейчас.

Антон Солдатов