Все новости

Тяжелая поступь всемирного потепления. Победа в самом известном на планете конкурсе фотографов досталась проекту «Пять градусов»

Сегодня «Чердак» публикует несколько фотографий из шорт-листа знаменитого конкурса Sony World Photography. На сайте www.worldphoto.org/ вас ждет хорошая подборка фотографий в нескольких категориях, из которых нашу редакцию, конечно, больше всего интересует раздел Natural World & Wildlife. Но главную премию получил фотограф Борелла с его проектом «5 градусов», популяризующим грустные последствия глобального потепления в Индии.

Спасение орангутана

Окрестности деревни Бангун Сари (провинция Ачех, Северная Суматра, Индонезия). Поскольку площади тропического леса продолжают сокращаться, орангутаны вынуждены покидать свои естественные места обитания. После нескольких часов преследования в густом кустарнике и на пересеченной местности орангутана настигают и мягко усыплают — команда медиков получает 30 минут для тщательного медицинского осмотра. Джени, ветеринар OIC (ОИК, Информационный центр орангутангов), измеряет все главные жизненные показатели животного и проводит наружный осмотр. Самка орангутана, которой они дали имя Линда, слепа на один глаз, а на одной ноге у нее — старая пулевая рана. У Линды есть и еще несколько старых шрамов — последствия давнишних встреч с людьми. Джени решает, что ее нужно перевезти в охраняемый лес Тенггулун, в двух часах езды отсюда, где много еды и никто не будет ей мешать.

Популяция суматранского орангутана находится под серьезной угрозой в результате непрекращающегося сокращения и фрагментации тропических лесов. Тот факт, что Homo Sapiens разделяет 97% генетического наследия с орангутанами, кажется совершенно очевидным, когда вы наблюдаете за их вполне человеческим поведением. Сегодня, когда на Земле осталось чуть более 14 000 орангутанов, суматранский орангутан (Pongo Abelii) плюс 800 недавно открытых орангутанов Tapanuli (Pongo tapanuliensis) занесены Международным союзом охраны природы в список критически угрожаемых видов.

Креветка Lysmata Debelius очищает кожу мурены от мертвых кусочков кожи

По словам автора фотографии, «это фактически "станция очистки", этакое подводное почти симбиотическое сообщество. Каждый его участник извлекает выгоду из других и одновременно приносит им выгоду. У морского окуня и мурены кусочки омертвелой кожи, внешние бактерии и паразиты очищаются с помощью креветок и губанов (Labridae, семейство губановых), в то же время чистильщики получают питательные вещества и защиту от рыб. Я провел годы, изучая симбиотическое поведение между креветками и разными рыбами под водой. Фотографии, которые я сделал, взяты из разных мест, демонстрируя живые отношения взаимного симбиоза».

Индия, штат Тамилнад, май 2018 года. Расати, жена Сельвараси (главная премия)

Фермер Сельвараси покончил жизнь самоубийством в мае 2017 года, повесившись на своем поле. Он был по уши в долгах. Исследование, проведенное Таммой А. Карлтон и опубликованное PNAS (Слушания Национальной академии наук), проанализировало климатические данные за последние 47 лет и сравнило их с количеством самоубийств фермеров за тот же период. Авторы исследования пришли к выводу, что изменения температуры, происходящие с 1980-х годов, сыграли роль в решении тысяч фермеров покончить с собой.

Может ли резкое увеличение числа индийских фермеров, которые заканчивают жизнь самоубийством, быть тесно связано с изменением климата и повышением температуры? Исследование, проведенное в Университете Беркли, обнаружило корреляцию между изменением климата и самоубийствами среди индийских фермеров. По оценкам, 59 300 самоубийств фермеров за последние 30 лет связаны с изменением климата. По мнению экспертов, к 2050 году температура в Индии может повыситься еще на 5° F. 

После долгого рабочего дня ветеринар Одетта готовит ужин в сопровождении Боба и с Вилли на плече

Вилли — двухлетняя свободно летающая попугай-ара, которую Одетта спасла еще птенцом. Одетта и ее сын также делят жилплощадь с девятью кошками и десятью собаками.

Боб совершенно равнодушен к своим соседям-животным. Боб — карибский фламинго с голландского острова Кюрасао. Его жизнь резко изменилась, когда он случайно влетел в окно гостиницы, серьезно при этом поранившись. За ним ухаживала Одетта Доест, местный ветеринар, которая также управляет Центром реабилитации дикой природы и благотворительной организацией по охране природы — Fundashon Dier en Onderwijs Cariben (FDOC). «Благодаря» полученным травмам Боба нельзя было отпустить обратно в природу. Вместо этого он стал «послом» FDOC, который самим фактом своего существования рассказывает местным жителям о важности защиты дикой природы острова.

Жизнь ушла отсюда

Ховейда живет рядом с плотиной Захак, водоем рядом с которой до недавнего времени был полон воды, но теперь пересох и забит мусором.  Через него протекают теперь только городские сточные воды. В возрасте всего 30 лет Ховейда говорит, что он зависим от наркотиков и не видит больше смысла в жизни.

Систан и провинция Белуджистан на юго-востоке Ирана граничат с Афганистаном и Пакистаном. Когда-то эти территории были покрыты густыми лесами, человеческая история этих мест насчитывает более 5000 лет. Все это время здесь выращивали массу зерновых культур. Теперь быстрое изменение климата (глобальное потепление) превращает этот обширный регион в бесплодную пустыню. Группа озер Хамун (устьевые разливы дельты рек Гильменд, Фарахруд, Хашруд, Харутруд и Рудханейе-Хосейнабад в пределах Систанской впадины) стремительно мелеют. Афганское правительство построило плотины в верховьях реки Гильменд, чтобы вода не доходила до Ирана. Сегодня от озера в низовьях реки не осталось практически ничего, кроме потрескавшейся, бесплодной земли, покрытой давно засохшей растительностью. Люди зарабатывали на жизнь рыбалкой, земледелием и животноводством; их жизнь зависела от озера Хамун. После смерти Хамуна и жившие по его берегам люди оказались не у дел.

Морской лев промышляет в косяке сардин

Автор фото говорит: «Я посвятил свою жизнь изучению и созерцанию удивительной красоты океана, и это было невероятное путешествие, которое принесло мне глубокое чувство связи с природой. Но, к сожалению, в течение моей жизни я становился свидетелем все возрастающего опустошения, которым мы, люди, своими руками создаем на этой планете. Сегодня океаны мира находятся в серьезной опасности. Чрезмерный вылов рыбы, загрязнение окружающей среды, пластик, радиация, изменение климата, подкисление и другие виды антропогенной нагрузки угрожают самой природе океана, и многие морские обитатели находятся на грани полного исчезновения.  Для этой серии фотографий я выбрал несколько знаковых животных, которые обитают в Мировом океане, потому что я считаю, что они способны стимулировать сочувствие и инициировать какие-то изменения».

«Церковные леса»

Лесной треугольник с церковью в Эфиопии Debre Mihret Arbiatu Ensesa около Анбесаме (Anbesame) окружен полями, занятыми под сельскохозяйственные культуры.

Церковный лес Энтос Эйсус на острове в озере Тана близ Бахр-Дар (город на северо-западе Эфиопии).

Эфиопия потеряла 95% своих естественных лесов в результате деятельности человека в прошлом веке. То, что остается, часто является частью «церковных лесов» вокруг православных храмов — их, к счастью, трогать нельзя. Один священник даже описал деревья как «одежду церкви». Религиозное значение леса в данном случае равнозначно его экологической функции: эти «священные оазисы» повышают уровень грунтовых вод, понижают температуру, являются препятствием для разрушительных ветров и являются домом для многих насекомых-опылителей. Эти хранилища имеют жизненно важное значение для выживания человека в Эфиопии, ведь население страны удвоится в ближайшие 30 лет.

Попытка «восстановления экологии» 

Фон — стена карьера, покрытая зелено-голубой пластиковой сеткой. В центре стоит молодой саженец, высаженный в искусственный красный грунт; на нем — мешочек с питательной смесью.

Этот снимок (2017) называется «К югу от разноцветных облаков» и сделан в зоне развития Хайдонг в Дали (провинция Юньнань, Китай). Здесь часть сельской местности урбанизируется для создания «международного города отдыха и экологически модельного города». При этом верхний слой почвы на всей территории заменяется красным полусинтетическим грунтом, в который высаживаются интродуцированные (в основном некоренные) растения, в том числе тысячи взрослых деревьев. А зеленая пластиковая сетка используется для покрытия всего, что не привлекает глаз, от строительного мусора до заброшенных карьеров. Изначально экологическая цель постепенно сменилась на косметическую, которая заключается в попытках быть визуально зелеными. Изображения являются частью восьмилетнего проекта «Лес» (2010—2017), в котором фотограф исследует политику воссоздания лесов и «естественной» среды обитания в новых городах Китая.

Цветок чеснока в горах Сьерра-Мадре (штат Оахака, Мексика)

Two Headed Eagle — коллекция ботанических портретов и пейзажных фотографий, снятых в короткие моменты рассвета и заката. В течение золотого часа чувство тайны окутывает пейзаж, создавая странные взаимодействия между растительностью и ее естественным окружением. Большинство из этих снимков были сделаны в феврале 2018 года, когда автор провел месяц в походах по горам Сьерра-Мадре в штате Оахака и вдоль тихоокеанского побережья. 

Еваджвиквина. Снято в поселке Амгуэма (Чукотка) — месте проведения традиционной ярмарки оленеводов

Люди населяют Северную Америку не менее 16 500 лет с тех пор, как они впервые прошли через Берингов пролив. Чукчи, палеосибирское племя с российской стороны Берингова пролива, может быть ключом к пониманию того, как была заселена Америка. В чукотской культуре прошлое, настоящее и будущее тесно связаны. Вы не только вы: вы — ваш отец, ваш дедушка и ваш прадед, вернувшийся к первому охотнику за Беринговым проливом. Благодаря исследованию популяционной генетики мы теперь уверены, что первые чукотские охотники оставили свой генетический след у всех индейцев, когда они впервые поселились в Америке. От навахо до майя, от Аляски до Огненной Земли. Подтип A гаплогруппы материнской ветви A2 был одним из пяти основателей линии мтДНК, которые вместе включают всех предков всех коренных американцев.

 Редакция «Чердака»