Все новости

Люди, звери, вулканы. Часть 2. Продолжение фотоистории об удивительной природе и обитателях далекого края

Научные эксперименты проводятся не только в лаборатории. Естественные науки невозможны без полевых исследований и экспедиций. Несколько раз в год ученые из самых разных российских университетов: зоологи, биологи, геологи, экологи собираются вместе, чтобы получить данные для своих научных работ. Этим летом такую научную экспедицию организовала команда Russian Travel Geek.
Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Александр Сидонцев / Chrdk.

Термальные источники распространены вдоль всех границ стыков литосферных плит. Именно в этих районах магматические интрузии ближе всего поднимаются к поверхности и нагревают артезианские и грунтовые воды до высоких и сверхвысоких температур. А те, в свою очередь, пробивают себе дорогу сквозь земные недра, растворяя на своём пути прилегающие породы, и выходят на поверхность в виде горячих ключей и парогазовых струй. Минеральный состав подобных источников крайне разнообразен и может многое рассказать о геологическом составе своего региона.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Евгений Егорейченков / Chrdk.

Евражки (беригийские суслилки) всеядны и легко привыкают к присутствию человека. Это зачастую их и губит. Несознательные туристы ради фотографий подкармливают их мучными изделиями. Евражки прячут хлеб и печенье в своих норах, оставляя запасы до зимних голодных времён. И спустя небольшое время обнаруживают, что «подарки людей» начали плесневеть и гнить и испортили все запасы злаков, накопленные за короткое лето. Хотите порадовать маленького пушистого зверя — используйте цельные злаки, семена и орехи.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Олег Кугаев / Chrdk.

Тарбаган — камчатский подвид черношапочного сурка. Эти массивные грызуны (длина их тела доходит до 540 сантиметров) известны своими навыками строительства сложных нор. Они выкапывают целые сети летних ходов, которые служат для снабжения их жилищ тёплым воздухом, и обычно одну-две более глубокие гнездовые камеры. Живя семьями по 5−10 особе, й они сообща отделывают стены «семейного жилища» смесью травы и земли, повышая её термоизолирующие свойства. Если популяция сурков особенно велика, залегать в спячку они могут даже улёгшись в несколько слоёв друг на друге.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Олег Кугаев / Chrdk.

Сивучи — известные любители возвращаться на одно место снова и снова (так называемое явление «сезонного хоминга») и мастера общения и возлежания на холодных прибрежных камнях и кекурах. Весь их «социальный строй» базируется на том, кто из самцов сумеет занять и отстоять в территориальных спорах с конкурентами наиболее привлекательный участок лежбища (чем лучше место — тем больше самок выкажут свой интерес), а кто будет вытеснен на так называемые «холостяцкие залежи», дожидаться новой попытки, но уже в следующем году.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Олег Кугаев / Chrdk.

Детёнышей сивучей называют щенками. Это связано не только с тем, что они милы и игривы. Дело в том, что не так давно с точки зрения биологии на земле существовал общий предок, давший начало этим обитателям морских просторов и нашим домашним собакам. И сивучи и собаки принадлежат к подотряду псообразных. А ещё от этого общего истока пошли медведи, панды (большая и малая), хорьки, скунсы и даже еноты.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Елена Пахалюк / Chrdk.

Топорки, тупики и ипатки выделяются необычностью внешнего облика. Их огромные, ярко окрашенные клювы придают им сходство с попугаями, но по образу жизни это исключительно морские птицы, принадлежащие к клану профессиональных рыболовов-ныряльщиков. Эти необычные птицы обитают в акваториях Северного Ледовитого океана. Близ Камчатки и Сахалина находятся совсем небольшие острова и скалы, на которые с давних времен ежегодно на время кладки яиц слетается более 100 тысяч особей.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Александр Сидонцев / Chrdk.

Балки, зимовья есть по всей России — в труднодоступных местах, где человек все еще лишь в гостях у дикой природы. Некоторые выглядят достаточно капитально, но большинство скорее времянки, и их приходится латать каждой новой группе путешественников. Такие домики строят охотники за пушниной и сотрудники заповедников, проводящие в лесах по несколько месяцев кряду. Материалом обычно служат доски, привезенные зимой в люльке снегохода из ближайшего поселения.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Александр Сидонцев / Chrdk.

Ключевской природный парк — одно из красивейших мест Камчатки, нетронутых человеческой цивилизацией. Его называют «Землей льда и пламени» - это регион современного вулканизма и крупнейший центр оледенения полуострова. На относительно небольшой площади парка (371 022 га) возвышаются 13 вулканов и почти 400 шлаковых конусов, протянулись лавовые плато и равнины, расположились порядка 47 ледников общей площадью 269 квадратных километров.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.

Вулканизм Камчатки имеет длительную историю развития, усиленная вулканическая деятельность проявляется здесь в течение последних 2−2,5 млн лет. Сама история полуострова — это история противоборства стихий горообразования и вулканических извержений против деятельности океана. Камчатка пережила бурную геологическую историю, превращаясь из подводных вулканических гряд в цепи островов, подобных современным Курильским островам, прежде чем сделалась частью Азиатского континента.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Александр Сидонцев / Chrdk.

Долгое время вулкан Плоский Толбачик молчал и радовал туристов разве что лапиллями (небольшими частицами застывшей лавы, напоминающими по форме грецкий орех). Всё изменилось 27 ноября 2012 года. В этот день вулкан «проснулся», выбросив в небо шестикилометровый столб пепла и окрасив небо в багровые тона. Приехав в эти края сегодня, мы уже не увидим раскалённых лавовых рек, но даже теперь, приложив руку к застывшему базальту, мы почувствуем исходящее от земли тепло. А опустив в разлом кусок дерева — легко можно его зажечь.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Максим Тарасов / Chrdk.

Эти образцы базальтовой лавы, приобретшие яркие цвета из-за взаимодействия с вулканическими газами разного состава, были замечены на склоне вулканического конуса и отобраны в ходе экспедиции по местам новейших извержений Камчатки.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Александр Сидонцев / Chrdk.

Шеломайник (Лабазник Камчатский) известен не только своим стремительным разрастающимся высокотравием, в котором может скрыться всадник, но и тем, что его молодые побеги съедобны и для медведей они — спасение от голода ранним летом, когда еще нет ни ягоды, ни рыбы, ни кедровых орехов. Другое растение это чемерица — род многолетних растений, срок жизни которых достигает 50 лет. А июль в высокогорьях — начало быстротечной весны. В конце августа снег вновь сокроет следы всякой жизни.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Максим Тарасов / Chrdk.

Броды — это неизменное испытание любого путешественника, отважившегося свернуть с хоженых троп и уютных мостков.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.

Мутновская сопка представлена четырьмя слившимися конусами, вершины которых в различной степени разрушены вулканической деятельностью. Она считается одним из самых больших геотермальных месторождений в мире. А её слившийся кратер по своим размерам является наибольшим среди кратеров активных вулканов Камчатки.

Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.
Фото: Артем Акшинцев / Chrdk.

Цвет зимним кратерным озёрам придают включения, которые были в воде до образования льда и пузырьки воздуха, влияющие на их прозрачность. Когда луч света проходит через толщу озера, в первую очередь поглощаются красные лучи, а на наибольшую глубину проникают голубые. Чем меньше воздушных пузырьков, чем меньше молекул инородных веществ, тем более голубой оттенок приобретает озеро.

[-block-]

См. первую часть фоторепортажа из научных экспедиций вот здесь

 Артем Акшинцев