Все новости

Работу слонов по предотвращению парникового эффекта оценили в 43 миллиарда долларов. И это несмотря на то, что они выделяют парниковые газы, ломают и объедают деревья

Ученые нашли неочевидную связь между обитающими в Африке дикими лесными слонами (Loxodonta cyclotis) и тем, как джунгли поглощают углекислый газ. Выяснилось, что крупнейшие наземные млекопитающие мешают быстрорастущим растениям захватывать все возможное пространство в лесу. Это дает возможность развиваться деревьям, которые поглощают больше всего углерода. Работу слонов даже оценили в долларовом эквиваленте, исходя из ставки налога на углекислый газ, применяемого в некоторых странах.

Леса вносят заметный вклад в круговорот углерода на Земле. Представленные в 2019 году оценки показали, что, если бы все свободные от деятельности человека и пригодные по климатическим условиям места на Земле были засажены деревьями, вызванный ростом промышленности парниковый эффект удалось бы если не остановить, то существенно замедлить, а вырубка леса, напротив, заставляет углекислый газ накапливаться активнее. От состояния лесов зависит не только благополучие окрестных регионов, но и климат на всей планете, поэтому многие ученые сфокусировали свое внимание на вопросах: «сколько углерода поглощают леса?» и «от чего зависит этот показатель?».

В новом номере Nature Geoscience международная группа исследователей описала вклад слонов в то, как джунгли поглощают углерод. Слоны и сами представляют собой источники углекислого газа (поскольку дышат) и метана (его выделяют кишечные бактерии), а кроме того, они уничтожают способные поглощать углерод быстрорастущие растения. Тем не менее оказалось, что исчезновение этих животных может привести к уменьшению способности лесов поглощать углекислый газ. Или, что то же самое, накапливать углерод.

Здесь нужно объяснить, почему климатологи и экологи, говоря о парниковом эффекте, чаще говорят «углерод» вместо «углекислый газ». Во-первых, углерод в воздухе присутствует почти исключительно в виде углекислого газа. Во-вторых, основной способ выведения углекислого газа из атмосферы на Земле — это фотосинтез, а он нужен растениям для того, чтобы получать углерод, основу всех органических молекул. Чем тверже ткань растения, тем больше нужно углерода на ее рост. Именно с этой закономерностью оказалось связано благотворное влияние хоботных на джунгли.

Смотрите также: Почему слоны обожают педикюр, а после купания осыпают себя грязью? Зоопарк с Евгенией Тимоновой

Молодая поросль, которую объедают слоны, сравнительно бедна углеродом: на кроны деревьев приходится лишь около 20% всего углерода, поглощенного ими. Половина этого углерода накапливается в стволе, причем в абсолютных числах преимущество получают медленнорастущие деревья с плотной древесиной. Их слоны и не трогают. Уничтожая ветки на быстрорастущих кустарниках, животные (естественно, не преднамеренно) освобождают место для тех деревьев, которые наиболее эффективно выводят углерод из атмосферы. В численном выражении этот эффект оказался достаточно велик. Оценки исследователей свидетельствуют о том, что без слонов джунгли поглощали бы на семь процентов меньше углерода. 

Выкладки авторов статьи говорят, что один слон на квадратный километр увеличивает продуктивность джунглей на десятки тонн наземной биомассы с гектара. Ученые получили эти числа путем наблюдений на нескольких площадках в Демократической Республике Конго и Центральноафриканской Республике, а также при компьютерном моделировании, которое учитывало известную информацию о темпах роста различных растений. 

Исследователи также отметили, что работу слонов по захоронению углерода можно оценить не только через увеличение биомассы в тоннах на гектар. Существующая сегодня в ряде стран система налогов на углекислый газ предполагает, что у каждой тонны углерода есть денежное выражение: дополнительный налог рассчитывается, исходя из того, сколько плательщик производит этого газа. Поэтому массу «слоновьего» углерода можно выразить в валюте. 

Используя достаточно осторожную оценку «15 долларов за тонну» из отчета Всемирного банка (а там указано, что шведский «ценник» равен уже 130 долларам), авторы подсчитали, что работа слонов стоит 43 миллиарда долларов США. Для сравнения: валовый внутренний продукт обеих стран, в которых проводилось исследование, составляет немногим больше — чуть менее 45 миллиардов в год для ДРК и менее трех миллиардов для ЦАР. Таким образом, работа по сохранению слонов может в долгосрочной перспективе оказаться намного выгоднее их истребления даже с чисто экономической точки зрения, не говоря уж об этических аргументах.

 Алексей Тимошенко