Все новости

В 2017 году на Кубе была вспышка лихорадки Зика. Ее обнаружили только сейчас. Для этого ученым пришлось собрать данные о путешественниках, которые заразились инфекцией на Кубе, и прочитать геномы вирусов из их крови

Эпидемия лихорадки Зика, судя по всему, постепенно сходит на нет. Но расслабляться рано: в некоторых регионах с плохо развитой медициной вспышки могут пройти незамеченными. В поисках скрытых очагов инфекции международная группа ученых проанализировала заболеваемость вирусом Зика у жителей Карибского региона и путешественников, которые бывали там на протяжении последних трех лет. Исследователи обнаружили, что в 2017 году на Кубе лихорадкой могли болеть до 20 тысяч человек, хотя в официальных отчетах ни одного случая не значится.

Лихорадку Зика несложно спутать с другими инфекциями — например, с лихорадкой денге или вирусом чикунгунья, поскольку симптомы похожи (сыпь, повышенная температура), а проходит она довольно быстро. По этой же причине она особенно опасна: беременные женщины могут не придать ей большого значения, но для плода материнская инфекция часто заканчивается микроцефалией, недоразвитием головного мозга. 

Пик распространения вируса Зика пришелся на 2015—2016 годы. К середине 2017 года вирус успел просочиться во множество стран, однако в Северной и Южной Америке число заболевших пошло на убыль, а ВОЗ перестала считать ситуацию чрезвычайной. Однако статистика ВОЗ может быть неполна. Она складывается из отчетов местных организаций здравоохранения, а те, в свою очередь, могут пропустить вспышку инфекции. Такой сценарий возможен в странах со слабо развитой медициной, где люди редко обращаются к врачам, а сами врачи недостаточно внимательны.

Международная группа ученых собрала данные о заболеваемости вирусом Зика в разных странах Карибского региона. Исследователи сравнили число жителей стран, у которых обнаруживали вирус, с числом путешественников, которые привезли вирус из этих стран к себе на родину. Оказалось, что в 2017 году собственных больных в регионе было довольно мало, а вот случаев заражения путешественников — необычно много. При детальном рассмотрении выяснилось, что в 2017 году 98% людей привезли этот вирус с Кубы. Это позволило ученым предположить, что имела место вспышка эпидемии, которая прошла незамеченной. Ведь если верить локальным отчетам, в 2016 году на Кубе официально болели вирусом 187 человек, а в 2017-м — ни одного.

Чтобы оценить масштаб скрытой эпидемии, ученые построили компьютерную модель, которая учитывала количество «местных» случаев, количество зараженных путешественников и размер территории. Модель обучили на других странах Карибского региона, в которых в 2016 году были хорошо документированные вспышки эпидемии. С помощью модели ученые получили приблизительную оценку: скорее всего, в 2017 году на Кубе вирусом Зика болели около 5707 человек (с меньшей вероятностью — от 1071 до 22 611 человек). В соседних странах, схожих по размерам с Кубой, цифры были похожими — например, в Доминиканской Республике зарегистрированы 5305 случаев.

График, показывающий количество случаев заболеваемости местных жителей и путешественников в трех разных странах Латинской Америки
Описание
График, показывающий количество случаев заболеваемости местных жителей и путешественников в трех разных странах Латинской Америки

Тем не менее исследователей насторожило, что вспышка Зика на Кубе по сравнению с остальным регионом задержалась на год. Они сравнили эти данные с другой, менее известной инфекцией — вирусом чикунгунья, которую, как и Зика, переносят комары. Однако этот вирус настиг жителей Кубы тогда же, когда и жителей других стран, в 2014 году.

Чтобы разобраться в том, когда и как вирус Зика проник на Кубу, ученые прочли ДНК вирусов, которые привезли с собой с Кубы незадачливые путешественники. Затем они сравнили эти последовательности с геномами других вирусов Зика и составили их родословную. Оказалось, что вирус Зика приходил на Кубу несколько раз: один — из Центральной Америки, еще три — из Карибского региона. И все эти события произошли в 2016 году, как раз когда в соседних странах бушевала эпидемия.

Осталось понять, почему именно Куба на целый год отстала от своих соседей. Исследователи проверили множество факторов, которые могли помешать вирусу распространиться на острове годом раньше, например климатические условия и пассажиропоток из других стран, но они никак не отличались из года в год. Зато ученые обнаружили, что другие инфекции, которые переносят комары, — уже упоминавшийся вирус чикунгунья и вирус денге — в 2016 году тоже плохо распространялись по Кубе. Судя по всему, дело в программе контроля за популяцией комаров, которая стартовала в феврале 2016 года. Именно она, утверждают авторы статьи, позволила отложить пик эпидемии лихорадки Зика до 2017 года. Однако в сочетании с недостаточным качеством медицинской помощи это привело к тому, что крупная вспышка осталась незамеченной, а 4 миллиона людей, улетавших в 2017 году с Кубы, могли дополнительно разнести вирус по разным континентам.

 Полина Лосева